Анатолий Матвиенко (beltolik) wrote,
Анатолий Матвиенко
beltolik

Фантастика в журнале «Нёман» за 2016 год

«Толстые» литературные журналы не балуют фантастов своим вниманием. В Беларуси закрылось единственное специализированное издание «Космопорт», иногда выходят номера «Маладосцi» на белорусском языке, целиком посвящённые фантастике. Схожая картина в России. Умерли знаменитые «XXII век, полдень» и «Если».

В истекающем году «Нёман», ведущий русскоязычный «толстяк» Беларуси, нарушил тенденцию и опубликовал три работы этого жанра в четырёх номерах.



Василь Гигевич. Гуманоиды: прямой контакт. Современная повесть-сказка для взрослых. Нёман, 11-2016.

В публикации имеются пометки: «журнальный вариант» (обычно – сокращённый) и «перевод с белорусского».

Произведение рассказывает о первом в истории Земли пилотируемой экспедиции к другой звёздной системе с высокоразвитой цивилизацией.

В повести наблюдается уклон в социальную фантастику, от научной она дистанцируется. Не предпринималась попытка изобразить оригинальность в изображении полёта центрального персонажа к звезде инопланетной цивилизации, как и собственно описание инопланетян. Автор старательно собирает и воспроизводит штампы. Гуманоиды у него летают на тарелочках, выглядят как персонажи многочисленных фильмов, общаются с землянином телепатически и т.д. Укрепляя читателя в мысли, что это – не более чем сказка, игра фантазии, Василь Гигевич оснащает скоростной межзвёздный корабль солнечным парусом – самым тихоходным из всех гипотетических космических движителей.

Время – ближайшее будущее. Из возможных претендентов в пилоты организаторы предпочитают немолодого белоруса. Основная причина выбора – он поссорился с женой и не возражает пять лет провести вдали от неё. Дополнительная – персонаж увлекался проблемами межзвёздных контактов на уровне газетных вырезок о древних богах и встречах с инопланетянами. Герой вылеплен гротескно. Он представляет из себя усреднённого, посредственного в интеллектуальном плане человека нашего мира, а не специально подготовленного мыслителя или супермена-астронавта, в период эпохальной встречи с другой цивилизацией думы у него заняты рыбалкой и прочими домашними, достаточно бытовыми проблемами.

Сюжета нет. По крайней мере, в классическом понимании, когда последовательность действий диктуется основным конфликтом. Конфликты присутствуют, но они являются темой обсуждения, а не ведут к кульминации и развязке.

Основное содержание произведения составляют долгие диалоги инопланетянина-гуманоида с белорусским посланцем человечества. На втором месте – размышления центрального персонажа. Инопланетянин символизирует наше вероятное технократическое будущее с чипованием мозга и постоянным подключением каждого субъекта к глобальной информационной сети. Землянин олицетворяет старые добрые традиции, нечто осязаемое, настоящее.

Автор поднимает проблему: туда ли направлен вектор развития человечества. Но никакого оригинального, пусть самого фантастического альтернативного пути не предлагает. Идеалом для центрального персонажа является патриархальность, ближе к земле, где стоит деревня с коровами, и каждая корова имеет кличку. Не обязательно, чтобы позиция героя совпадала с авторской, но иной в повести нет.

Надо отдать должное языку и стилю. Хорошо прописаны бытовые эпизоды. В качестве пожелания хотелось видеть социальные произведения с чётко выраженным сюжетом, где персонажу или персонажам приходится преодолевать некие препятствия, в поиске и борьбе отыскивать хотя бы пунктиром намеченные пути к совершенствованию общества.



Геннадий Авласенко «Унесённые временем». Фантастическая повесть. Нёман, 5-6-2016.

Начинается с классического «попаданчества» двух молодых людей – тинейджеров Саньки и Ивана из нашего времени на Русь периода Смуты и восстания Болотникова.

Герои занимаются самым естественным делом: выживают во враждебной среде. Девушка Санька вынуждена скрывать гендерную принадлежность, чтоб не подвергнуться сексуальному насилию. Изменить историю они не пытаются и, в конце концов, с помощью аппаратуры будущего, случайно забросившей их в древнее Подмосковье, возвращаются в собственное время.

Воспроизведение прошлого в целом автору удалось. Диковатый мир позднего Средневековья показан с умеренным натурализмом.

Общее, достаточно положительное впечатление от повести портит язык персонажей-московитов начала семнадцатого века, даже не стилизованный. Они разговаривают по-русски и прекрасно понимают наших русскоязычных современников!

Вместе с тем, сохранившиеся документы и результаты исследований свидетельствуют, что в допетровские времена язык Московского царства представлял смесь на базе старославянского болгарского языка с добавлением угро-финской и тюркской лексики. Поэтому взаимопонимание персонажей исключено даже в качестве фантастического допущения, «попаданцам» пришлось бы учить старомосковский диалект как иностранный.

Коль автор из Беларуси, логичнее выглядела бы другая локация – Великое Княжество Литовское и Русское, язык которого уже в XVI-м веке был значительно ближе к современному белорусскому и русскому, чем употреблявшийся в Московском царстве до конца XVII века. Русская и советская тематика в альтернативной и «попаданческой» истории хожена вдоль и поперёк, изданы десятки тысяч наименований книг, сказать здесь что-то оригинальное сложно. Напротив, по мотивам Великого Княжества Литовского вышло гораздо меньше альтернативок, «попаданчества» и фэнтези, громко не прозвучало ни одно произведение. Наверно, единственное исключение – «Ведьмак» Анджея Сапковского, но на него большее влияние оказала польская часть Речи Посполитой, а не литвинская.



Александр Силецкий. Сокровище. Рассказ. Нёман 2-2016.

Это рассказ о человеке из будущего, настраивающем аппаратуру для чтения электронных книг и мечтающем заполучить хотя бы одну собственную книгу. Настоящую, бумажную.

Рассказ очень тёплый, уютный. Полная противоположность знаменитой антиутопии Рэя Бредбери на ту же книжную тему.

Признаюсь, рассказ меня поразил. Я уже лет десять не читаю бумажные книги, переключившись на электронку, и уже не изменю этой привычке. Вдруг неудержимо захотелось распаковать лежащие с прошлого переезда коробки и заполнить полки бумажными книгами, как это было в моей жизни раньше. Докупить несколько, которых у меня нет – «Триумфальную арку», «Фиесту», «Бойню №5». Совсем не обязательно, что перечитаю их в ближайшие годы, а если и решусь, то только скачав в ридер.

Александр Силецкий возродил давно забытое желание поглаживать эти книги по корешкам и вспоминать эмоции, когда впервые прочёл их… «Планета людей», «Кентавр», «Волшебник Земноморья», «Блеск и нищета куртизанок», «Крейсер его величества «Улисс», «Ночь нежна»… Я специально не анализирую сюжет рассказа «Сокровище», не буду цитировать забавное описание главного героя, симпатичного чудака, в технократический век разъезжающего на велосипеде. Одна из важнейших задач художественного произведения как произведения искусства – достучаться до читательской души. Силецкому это удалось, и остаётся поблагодарить редакционный коллектив журнала «Нёман» за прекрасный выбор.
Tags: Беларусь, критика, культура, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments